Понедельник, 17.06.2019, 16:49
Наш Уралмаш
Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас, Гость · RSS
Меню сайта
Мини-чат
200
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
яндекс
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования.
Форма входа
 
Главная » 2014 » Ноябрь » 1 » Архитектор Полина Зиновьева о спасении и реабилитации Белой башни
07:40
Архитектор Полина Зиновьева о спасении и реабилитации Белой башни

«Я хочу, чтобы люди поняли – ценные архитектурные памятники можно сохранять и своими действиями! Нужно не на бизнес и власть пенять, а брать и делать!» – уверена главный спаситель башни, руководитель арх-группы «Подельники» Полина Зиновьева.

«АиФ-Урал» уральская активистка рассказала, что значит взять на себя ответственность за памятник культуры федерального значения, который всеми забыт и заброшен, и спасти его; как уникальные исторические объекты оказываются в таком состоянии и кто за это отвечает, а также почему уральцы охотнее идут в торговые центры, а не на культурные площадки.

«Музей экскрементов»

Ольга Маслова, «АиФ-Урал»: Полина, не так давно у вас прошла конференция в Библиотеке им. Горького, посвященная культурным лабораториям в Белой башне под названием «Уралмаш: Перезагрузка». Много пришло именно местных жителей?

Полина Зиновьева: Мы все эти лаборатории затеяли как раз для того, чтобы посмотреть, что у нас за аудитория, чтобы посчитать ее. Отследить, как эта публика будет к нам ходить. Понятно, что библиотека Горького расположена не совсем там, где стоит башня, но она располагается также на Уралмаше, и можно предположить, что если жители Уралмаша пришли в Библиотеку им. Горького, где мы их заинтересуем, то прийти и на наш объект им не составит труда. А если уж жители центра и Уктуса выбрались на Уралмаш, то им что библиотека Горького, что Белая башня - уже все равно, потому что эти два места находятся рядом. На всех остальных мероприятиях мы также планируем считать пришедших людей, смотреть, кто из них уралмашевец, кто нет, и отслеживать, кто как добирался.

Мы хотим проверить логистику этого места, потому что сейчас все думают, что туда просто не добраться, или это сложно сделать. На самом деле это не так. На встрече в библиотеке было 84 человека, из них 46 рассказали нам, что отлично доехали. Тут я вспоминаю поговорку «Глаза боятся – руки делают», и тут так же: глаза боятся, а ноги идут. Мы хотим либо опровергнуть историю о том, что туда тяжело добираться, либо подтвердить ее и тогда уже с фактами на руках думать, как это все преодолеть.

– Расскажите, какая возрастная аудитория присутствовала в библиотеке Горького на конференции?

– Очень разная! Там были даже ученики старших классов местных школ, которые внимательно слушали все выступления, а в конце мероприятия подошли к нам и начали задавать всевозможные вопросы. Были и достаточно взрослые люди. Я хочу сказать, что библиотека Горького – это сам по себе развитый культурный центр Уралмаша. У них, помимо прочего, масса своих кружков, встреч и занятий. Но там собираются только жители близлежащих улиц. Мы как раз с помощью библиотеки зацепили эту активную аудиторию. Она оказалась очень разновозрастная, но всем одинаково было интересно узнать о наших лабораториях в башне. Стоит сказать, что на прошедшей встрече присутствовало и самое старшее поколение.

– Как вообще вышло, что ваше внимание привлекла Белая башня?

– На самом деле не было какого-то резкого скачка интереса. О Белой башне мы давно знали и интересовались ей, потому что это действительно очень важный объект. Мы не только сами ее посещали, проверяли состояние, но и водили туда иностранных студентов, которые оставались под впечатлением. Но затем, постепенно, от пустого сетования и громких вздохов, а-ля «как же так?», мы в какой-то момент начали переходить к активным действиям. В какой-то мере это заслуга местных журналистов, которые в один прекрасный момент опубликовали материал, в котором представили Белую башню как «музей экскрементов». Тогда она была действительно завалена до самых окон, и с этим новым именем для сооружения было тяжело поспорить.

Именно эта точка стала критической, в нас взбурлило негодование, и мы начали еще активнее бегать и искать кого-нибудь, кто точно так же задет этой ситуацией. Нужно сказать, что найти нам удалось достаточное количество неравнодушных людей. Начали мы свою работу с конструкцией с проведения субботников. Правда, весь мусор нам удалось вывести тогда, когда мы стали пользователями башни. Всю эту гадость нам пришлось вытаскивать целыми КАМАЗами – так была загажена постройка. Когда «Красный Крест» отказался от пользования башни, а она находилась именно на их балансе, мы решили попробовать себя в этом непростом качестве. На самом деле это было достаточно внезапно, особенно тот факт, что нам ее отдали. Но это случилось, и вот мы уже полтора года с ней живем.

На конференции в библиотеке Горького собралось около сотни участников. Фото: предоставлено архитектурной группой «Подельники»

Глаза боятся, а руки делают

– Насколько я знаю, вы установили забор вокруг здания. Не ломают его, чтобы по привычке пролезть внутрь?

– Мы за эти полтора года, помимо того, что поставили забор и вывезли мусор, сделали еще два шага, которые не менее важны. Во-первых, мы провели исследование конструкции с двумя независимыми группами. Теперь мы можем суверенностью говорить, что она не рухнет, поэтому и просим жителей Екатеринбурга помочь в сборе средств по ее консервации, ведь благодаря консервации она и завтра не упадет. А во-вторых, мы провели большое историческое исследование вообще башни и эпохи ее строительства. Что касается местных жителей… Культурные лаборатории – это как раз такой диалог с ними. Мы понимаем, что с уралмашевцами надо работать, а не так, что мы пришли и сказали: «Все, это теперь не ваша башня, это наша башня. Уходите! Мы лучше знаем, что с ней делать».

Мы хотим вовлечь местных жителей в проект, чтобы они делали все это вместе с нами. С одной стороны, нам нужна эта поддержка, с другой – наперекор местным жителям будет это сделать нелегко. Те люди, что с 14 лет ходит на башню встречать рассветы и закаты, знают все входы и выходы, поэтому чувствуют себя там хозяевами. С помощью лабораторий мы как раз и хотим показать кто мы, что мы пришли с миром и так далее.

– Если я правильно поняла, ваша группа взяла на себя ответственность по ее спасению-сохранению. Насколько это решение было тяжелым? Ведь это ни много ни мало, а памятник культуры федерального значения!

– Честно говоря, когда мы писали это заявление, то думали, что нам точно откажут, поэтому решение мы начали принимать, когда нам сказали: «Хорошо, забирайте!». Тут уже было просто невозможно вести себя по-другому. Все шло к нам буквально в руки, и раз уж мы назвались груздями, пришлось полезать в кузовок. Я хочу сказать, что мы почти ни разу не пожалели об этом «приобретении», и как минимум – это очень классный опыт, это очень большой отклик людей. Понимаете, за все годы существования нашей группы, мы не раз рассказывали, как правильно сохранять памятники архитектуры, а теперь у нас появился шанс применить на практике все наши знания и посмотреть чего они на самом деле стоят.

– Когда вы поняли, что вам отдают столь знаковое сооружение, вам страшно не сделалось?

– Конечно сделалось! Еще как сделалось… Но, как я уже сказала, глаза боятся, а руки делают.

– Но ведь наверняка у вас уже был какой-то план по работе с башней, раз вы просили ее в свое пользование?

– У нас был план. И, конечно, когда мы писали это заявление, какие-то наметки, безусловно, были. Например, мы общались с архитекторами, вместе с которыми рассуждали: а вот если бы башня была наша то, что тогда. Были не только планы, но и люди, так же заинтересованные в судьбе конструкции, которые могли бы в дальнейшем стать нашими партнерами. Поэтому мы не были совсем одни в этой пучине. Конечно, в дальнейшем все эти задумки пришлось корректировать, причем корректировала их сама башня, сама история, которая вокруг нее развивалась.

В ходе своей работы с башней «Подельники» провели большое историческое исследование конструкции. Фото: предоставлено архитектурной группой «Подельники»

«У нас очень мягкий механизм контроля»

– Как думаете, помогут ли культурные лаборатории привлечь к ней достаточное внимание?

– Знаете, я сейчас понимаю, что приходится бороться со своей профдеформацией, потому что у меня было стойкое ощущение: про Белую башню знают все! Все и все! Теперь я знаю, что это не так и всю ситуацию с сооружением нужно оценить совершенно по-другому. Я хочу сказать, что мы чувствуем – с каждым этапом, с каждым шагом к нашему проекту присоединяется все больше и больше людей. У нас увеличилось количество партнеров, увеличилось количество цитируемости в СМИ, увеличивается количество любопытствующих, которые приходят на наши культурные мероприятия. Думаю, что такая постепенная, пошаговая работа наибольшим образом помогает развивать ситуацию. Конечно, пошаговость совместно с регулярностью. Нельзя не отметить, что все это в совокупности привлекает людей к проблемам этого памятника, создает вокруг него определенную аудиторию.

– Вы сейчас собираете деньги на консервацию башни. Как так вышло, что вам пришлось просить денег у горожан? А местные власти что?

Активисты пытаются спасти Белую башню
– Это очень хороший вопрос. Но тут есть свои нюансы. На самом деле город не отвечает ни за какие памятники. Администрация является только пользователем некоторых памятников, в которых находятся, например, учреждения культуры или за то здание, где сидит городская власть. Вот за него она отвечает. А вот владельцем этих памятников является область либо федерация, поэтому на их совести все эти штуки. Также в законе сказано, что никакая администрация, никакая местная власть не обязана это все ремонтировать и поддерживать, она лишь обязана искать пользователей, которые будут это все делать. Поэтому вопрос к состоянию башни, это вопрос к ее пользователям.

– Отлично! Получается, нет пользователя – пускай разваливается, ведь никто не обязан ремонтировать…

– На самом деле у нас у нас очень мягкий механизм контроля. Например, организация, которая была до нас арендатором башни, почему от этого памятника отступилась? Потому что им начали выписать крупные штрафы за ненадлежащее содержание башни. Как только это начало происходить, в организации сразу поняли тему нерентабельности такого предприятия и сразу отказались от башни. Сегодня это стандартная практика. Вот это все и привело к тому, что памятник в таком плачевном состоянии, в котором есть сейчас.

– Странно, конечно, что долгое время шум вокруг этой проблемы не поднимался, особенно со стороны самих горожан, ведь жилое пространство не только квартира, но и вся окружающая среда… Или мы привыкли что все, что за дверьми – не наше дело?

– На самом деле до недавнего времени башня стояла в прямом смысле – на краю города. Уже через дорогу там начинается чуть ли не тайга, которая растянулась до горизонта. Мне кажется, это одна из коренных проблем башни, потому что если бы она стояла на Плотинке, там бы давно привели ее в порядок. Людей, проживающих рядом с этим местом, было очень мало, там мимо почти никто и не ходил. Бывали только те, кто собирался на лыжах в лес уйти. Сейчас там построили красивый автомобильный торговый центр, который просто напичкан общепитами разного уровня. Рядом строят еще один магазин, и теперь сюда потянулись люди – это новые места притяжения.

Процесс подготовки мероприятия в рамках одной из культурных лабораторий. Фото: предоставлено архитектурной группой «Подельники»

Культ торговли

– Ну, конечно, как только появился торговый центр – все туда понеслись. Другого досуга у нас, похоже, и не знают… А там ведь рядом дворец культуры.

– Дворец культуры, как-то так вышло, не является точкой притяжения, как торговый центр. Наверное, это что-то говорит о нашем с вами современном обществе… Это печально, но вот так вот оно на сегодняшний день есть.

– У нас сегодня торговые центры много чего заменили: театры, музеи, досуг с детьми…

– Это очень интересная тема, особенно касательно Белой башни, ведь она стоит на завершении Аллеи культуры. То есть когда она прямо упиралась в эту аллею и символизировала собой то, что наступила новая индустриальная культура – в завершении улицы больше не церковь, а объект абсолютно утилитарного назначения. В 60-х годах парадигма немного изменилась, а в 70-е там начали строить ДК. Ну, а теперь там стоит торговый центр, что говорит о новой смене направления с чего-то духовного на нечто потребительское. По сравнению, например, с советским временем у нас теперь неимоверная свобода в плане торговли, но нам за это приходится платить – у нас теперь царствует культура этой самой торговли.

– Понятно что Белой башней должен был кто владеть, какой-то арендатор ухаживать и так далее, но не получается ли так, что в нас потерялся хозяин и мы ждем, что все сделает кто-то другой?

– В этом случае я призываю всех, у кого внутри потерялся хозяин и если они хотят его вновь обрести, пойти и взять в пользование какой-нибудь памятник. Беря в пользование памятник, вы подписываете толстенное соглашение об охранных обязательствах, которые вы на себя берете. Более того, обязательства эти вы должны выполнять, как хотите. Это все можно сделать. Я очень хочу, чтобы люди поняли: ценные архитектурные памятники можно сохранять и вот так – своими действиями! А не плакать на развалинах и не сетовать из-за очередного утерянного старинного особнячка. Нужно не на бизнес и власть пенять, а брать и делать!

– Мне эта ситуация напоминает пример из мира криминала, когда за преступлением наблюдает группа людей, но никто ничего не делает, потому что каждый считает – поможет кто-то другой.

– Это вопрос причастности, который меня очень волнует. На это я рассказываю историю о том, как во Львове модернизировали трамвайные рельсы в самом центре города. Делалось это для того, чтобы вибрация от транспорта не разрушала старинные здания. Модернизация прошла, но у всего Львова возник вопрос: куда делась брусчатка, которую снимали для работ?! Это была настоящая истерика с демонстрациями и расследованиями. У нас новым покрытием переложили всю Площадь 1905 года, и это никого даже не взволновало. Во Львове переживали, что брусчатку эту у себя дома или на даче выложили некие бизнесмены, которые ее купили. Нашу же брусчатку, я уверена, завалил в фундамент какого-нибудь здания, абсолютно не заботясь об этом. Ценности создают сами люди! Так что вывод: создавайте ценности!

Вид, открывающийся с Белой башни. Фото: wikipedia.org

Поддержать проект «Белая башня»

Кроме прочего, на данный момент и до 6 ноября, архитектурная группа «Подельники» собирает средства на консервацию Белой башни. Поддержать ребят и их важный для города проект финансово можно тут. Основная цель консервации – предотвратить дальнейшее разрушение объекта, а в дальнейшем – вернуть ее в жизнь города. «Во всем мире самые разные промышленные объекты обретают новую жизнь. Такого будущего мы хотим и для башни», – отмечают участники арх-группы.

источник

Просмотров: 433 | Добавил: otkrey | Теги: Полина Зиновьева, группа «Подельники», Екатеринбург, Белая башня | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
otkrey © 2019
Мы в О.К.
Календарь
«  Ноябрь 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Поиск
    1Яндекс.Метрика1

    Сделать бесплатный сайт с uCoz