Вторник, 22.05.2018, 01:14
Наш Уралмаш
Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас, Гость · RSS
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » общее » Жизнь Замечательных Людей » Банников Александр Петрович 12.08.1895-13.04.1932
Банников Александр Петрович 12.08.1895-13.04.1932
otkreyДата: Воскресенье, 06.03.2016, 10:47 | Сообщение # 1
Сержант
Группа: Администраторы
Сообщений: 30
Репутация: 0
Статус: Offline
Банников Александр Петрович

12.08.1895-13.04.1932



С 1955 года памятник Серго Орджоникидзе стоит в скверике перед Уралмашевской проходной, неусыпно обозревая площадь Первой пятилетки. Но с 1932 по 1955 годы на этом месте покоился прах Александра Петровича Банникова - первостроителя Завода заводов. В его память там была установлена усыпальница из черного мрамора, спроектированная заводским архитектором Моисеем Вениаминовичем Рейшером. Менее чем через год здесь же, только с южной стороны усыпальницы был захоронен прах главного инженера Уралмашиностроя Владимира Федоровича Фидлера). Наверное, мало кто из поколения молодых знает, кем был А. П. Банников, что сделал, чем заслужил память людей.

СДЕЛАЛ ОН ОЧЕНЬ МНОГОЕ

Александр Петрович родился 12 августа 1895 года в Казани, в семье слесаря порохового завода. Несмотря на довольно скромный семейный достаток, но благодаря природной одаренности, мальчику с большим трудом удалось поступить в Глазовскую гимназию, где он доучился до шестого класса. Из-за конфликта с преподавателем его исключили из учебного заведения. Семнадцати лет Александру удалось поступить в Пермское реальное училище на горнозаводское отделение, которое он окончил в 1916 году. Был призван в армию, учился на краткосрочных офицерских курсах. С марта 1917г. - прапорщик 107-го запасного пехотного полка в Перми. После октябрьского революционного переворота Банникова (в то время - члена партии анархистов) избирают председателем военно-технического комитета пермского гарнизона, начальником штаба Красной гвардии. Во время гражданской войны он служил помощником командира Пермского добровольческого полка, военным комиссаром в Бирске, Осе.

Александр Петрович всегда старался быть ближе к людям. Вот тому пример. В его гарнизоне служили солдаты - вотяки, которые плохо говорили по-русски. Это стало предметом насмешек для русских солдат и причиной нешуточных конфликтов. Банников быстро нашел решение проблемы. Когда все солдаты были в сборе, он заговорил с вотяками на их языке (в Глазове он дружил с вотяками). Говорят, что те просто ошалели: к ним обратился сам командир-комиссар-начальник, да еще и на их родном наречии! Поговорил он и с русскими солдатами. После чего ссор русских с вотяками почти и не стало.

В 1920 году Александр Петрович во второй раз женился (первая жена, Тамара, рано умерла). Его избранницей стала Евгения Георгиевна Панькова, уроженка Сысертского района, дочь крестьянина.

По воспоминаниям друзей Банниковых, это была очень дружная интеллигентная семья, в которой всегда царило понимание, любовь и нежность. Евгения Георгиевна в эти трудные времена стала для мужа самым лучшим другом и верным советчиком. Евгения воспитывала двухлетнего сына Александра Петровича от первого брака, названного также Сашей. А в 1926 году у маленького Шуры появилась сестренка, которую назвали Вилленой, или просто Лилей. Отец называл ее Лисенькой или своим маленьким Лисенком за то, что та была очень ласковой. Когда Александр Петрович танцевал вприсядку (несмотря на свою грузность), Лилечка любила приговаривать: «Папочка кругленький, как шарик, и легонький, как пушиночка! ».

Банников очень быстро поднимался по служебной лестнице: с сентября 1921 года он - зам. председателя Пермского губисполкома, с мая 1923-го- председатель Пермскогогубсовнархоза, с октября 1923-го - председатель Тагильского окрисполкома, с октября 1924-ro - председатель Тюменского окрисполкома. А в промежутках работы на этих очень высоких административных должностях (в 1923 году) Александр Петрович сдал экзамены на звание инженера по сталелитейному делу в Пермском металлургическом институте.

В октябре 1926-го наступает звездный час в жизни Александра Петровича Банникова. Его переводят в Уралгипромез (Свердловск) для участия в проектировании и строительстве Уральского завода тяжелого машиностроения.

С января 1926 года он становится управляющим Уралмашиностроем - организации, возводивший Уралмашзавод и прилегающий к нему поселок. Тогда ему стукнул только 31 год.

С величайшими трудностями, но в рекордно быстрые сроки, воздвигался гигант советской индустрии в г. Свердловске под руководством талантливого руководителя. Работоспособный коллектив вырос от десятков проектировщиков до многих тысяч строителей. Вот что вспоминала об этом жена Банникова Евгения Георгиевна: Вступая в должность начальника строительства, Банников с первых же дней со свойственной ему энергией взялся за работу. А работы было, как, говорится, непочатый край. Ведь завод был еще только в проектах, в чертежах, и надо было эти проекты осуществить в жизнь. А на площадке, где должен был стоять завод, стоял сплошной стеной лес. Тяжелыми были и жизненные условия - почти все первые рабочие строители жили в землянках, и только через год появились деревянные постройки типа бараков.

Об Александре отзывались как о деловом, отзывчивом человеке, умеющем сплачивать и вдохновлять трудящихся. Его отличало глубокое уважение к людям, умение обращаться с ними: то мягко-внимательный, то суровый наставник и требовательный начальник, галантный в обращении с иностранными специалистами, простой человек в рабочей среде».

Вечером, после работы, часто ездил в лес на велосипеде с женой. Рабочие, узнав об этом, стали под вечер собираться на завалинках тех домов, мимо которых проезжали Банниковы. И, когда те ехали обратно, они приглашали их попить кваску, поговорить. Как правило, беседы заканчивались весельем. По просьбе рабочих Александр Петрович брал в руки гармошку и запевал, с а остальные подхватывали песню.

Начальника стройки часто можно было увидеть в бараках, общежитиях поселка, и никакие мелочи быта не ускользали от его глаз. Он вел решитель-ную борьбу за благоустроенность и культуру. Однажды, после очередного посещения бараков, Банников отметил в своем приказе: «Несмотря на усиленный штат уборщиц и наличие коменданта, содержание бараков находится далеко не в должном состоянии. Полы, столы в бараках грязные, помои выливают прямо у бараков». За все зто строго спросили с коменданта...

В 1932 году Банникова назначили управляющим Востоксоюзстроя.

Но неслышно и совершенно внезапно подкралась болезнь. Будучи в командировке в Москве, Александр Петрович серьезно занедужил. Его помес- тили в Кремлевскую больницу. Врачи установили диагноз: белокровие. При - чина - сильное переутомление нервной системы... Так заявили медицинские светила. Души хороших людей нужны Богу. 13 апреля 1932 года в восемь часов вечера смерть вырвала Александра Петровича из рядов первостроителей Уралмаша, осиротила семью.



И ПОСЛЕ СМЕРТИ- С МУЖЕМ РЯДОМ

Жизнь супруги Банникова - Евгении Георгиевны - была нелегкой. Однако, как только появилась возможность учиться (дочь Виллена подросла, а Шурик пошел в школу), Евгения Георгиевна поступила в институт и стала инженером - конструктором. Так она нашла свое место в жизни завода. С 1937года трудилась на УЗТМ. Двадцать шесть ярких памятных лет работы в конструкторском бюро Уралмаша.

В суровые годы войны Евгения Георгиевна приобрела вторую профессию - стала технологом. Когда победа уже была близка, Вот вот должен был вернуться с фронта сын и в это время Евгения Георгиевна потеряла дочь. Лиличка умерла в возрасте 18-ти лет, умерла от той же напасти, что и ее отец- лейкемия, рак крови... Но Евгения Георгиевна не сдалась! В 1963 году ушла на пенсию, но еще в течение восьми лет продолжала работать в общественной приемной редакции газеты «3TM». Евгения Георгиевна очень много писала о своем муже, о детях. А что ей еще осталось, кроме памяти? Длинные письма, кипы исписанных тетрадей грели ей душу, возвращали в то время, когда она была с ними, когда было счастье, когда в доме раздавался громкий смех веселой Лисеньки, практичного Шуры, и мужа... «Саше было 11 лет, он был пионером. Рос он мальчиком медлительным, частенько опаздывал на пионерский сбор. Когда его отец был дома, то давал ему нагоняй за его опоздания. Банников не любил людей, нарушающих дисциплину».

«Когда Лиличке было годика три с половиной, она спокойно не ходила, а носилась, как ураган. То она куда-то лезет, то несется по двору, сломя голову. Ну, конечно, запиналась, и вечно разбивала себе локотки, а то и колени. Плакать она тихонько не умела, а кричала вовсю, и неслась домой. Мы ей ушибленные места заливали йодом. А Лиля еще громче плакала от боли. Когда она заплачет, так папа ей говорил: «Ну, кто же так тихо плачет? Если ты хочешь плакать, то плачь громко, чтобы все слышали». Она начинала орать еще громче, и тогда он пять ее подстегивал, уговаривая плакать еще сильней. После чего и папа, и дочка заливались смехом».

«Помню, летом 1929 года мы были в Ялте. Но даже на отдыхе, далеко от дома и работы, его сердце беспокоилось о заводе. И он почти через день отсылал на Уралмаш телеграммы, чуть ли не целые простыни. Я как-то поинтересовалась, почему он так много пишет. А он так мне ответил: «Я дам основные указания по работе, и буду спокоен, что все сделают так, как требуется по ходу дела.

Перед смертью, в последние минуты жизни, уже слабым голосом, Александр Петрович Банников обратился к Д. Е. Сулимову, председателю Совнаркома РСФСР со словами: «Данила Егорович,как уральца руководителя прошу, не забывайте помогать заводу»...

Он заслуживает и чести, и памяти, и восхищения.

Татьяна НЕХОРОШКОВА.

Нехорошкова Т. Первостроитель / Т. Нехорошкова // За тяжелое машиностроение.- 2002.- 19-25 апреля. – С. 5

Агеева, И. «Я причислял себя к анархо - коммунистам…»

Свидетельство о рождении с печатью Духовного Прав­ления при Протопресвитере Военного и Морского Духовен­ства от 1895 года, копии приказов по управлению Уралмашиностроя, дореволюционные удостоверения об окончании учебных заведений, фотографий из семейного альбома 20—30-х годов с непов­торимым художественным оформлением старых мастеров и многие другие документы и вещи, дающие возможность представить да­лекие годы, глубже понять личность первого организатора и на­чальника Уралмашиностроя Александра Петровича Банникова можно увидеть на выставке, посвященной его 95-летию в музее истории Уралмашзавода.

Среди нескольких то­мов прекрасных дорево­люционных изданий из личной библиотеки Банни­кова выделяются пре­красно иллюстрированное «Мироздание» (Астроно­мия в общепонятном из­ложении) Вильгельма Мейера, 1900 г., «История Религии» из серии Народ­ного Университета, 1909 г. А вот Энциклопедический словарь известного русс­кого библиографического института братьев Гранат. Был напечатан по матри­цам и издан в первые годы советской власти тиражом 2000 экземпляров. В приложении к 17-му тому этого словаря даны ин­тересные краткие харак­теристики членов Госу­дарственной Думы перво­го, второго и третьего со­зывов. Из них мы узнаем о Широком социальном представительстве: в Ду­му вошли землевладельцы и крестьяне, священники и торговцы, рабочие, вра­чи. Но самым необычным для нашего глаза, при­выкшего видеть характе­ристики с перечислением номенклатурных" должно­стей, кажется удивитель­ная пестрота политичес­ких взглядов членов Думы, при этом прослежива­ется эволюция политиче­ских воззрений, отноше­ния с „властями, оценива­ются ораторские способно­сти и даже здоровье.

Рядом со сборником рус­ских песен и романсов «Ночи безумныя» 1914 го­да издания, столь люби­мых Банниковым, можно увидеть сборник песен бродяг, арестантов, катор­жан, 1912 года издания, где можно прочесть стро­ки из песни «Зачем я, ма­льчик, уродился…».

«Пройдет весна, настанет лето,

В полях цветочки расцветут,

А мне, бедняжке, той порою

Железом цепи закуют.

Придет цирюльник с острой бритвой,

Обреет правый мне висок,

И буду вид иметь ужасный

От головы до самих ног».

Невольно вспоминается, то еще совсем недавно публикация в газете даже пародии на стихи лагерного цикла известного по­та А. Жигулина грозила неприятностями для ре­дакции.

Памятка коммунару на «обратной стороне личного листка воинского учета Банникова выдвигает требования – «знать свое место в строю, свое оружие, своего прямого начальника и его адрес, положение о ЧОН»; уметь владеть оружием, надежно быть связанным с товарищами по звену, не болтать о военных мерах в ЧОН».

Частые перемещения с одной руководящей должности на другую — характерная примета не только 20-х годов. До приезда в Свердловск Банников в 31 год, успел пройти гражданскую войну, поработать губвоенкомом в ряде городов Урала, зам. председателем Пермского губисполкома, председателем Тагильского, затем Тюменского окрмсполкомов, одновременно обучаясь в металлургическом институте.

В удостоверении члена Тюменского горсовета рабочих, крестьянских и красноармейских депута­тов 1924 года содержится «Наказ рабочим депута­там» рабочих и служа­щих, где выдвигаются тре­бования «ограждать наши интересы от покушения со стороны враждебных элементов, при этом па­мятовать, что наши интересы — интересы всего ра­бочего класса», и «депута­ты должны действовать в контакте с Красной Ар­мией», «...содействовать морально и материально пролетариату других стран». В области жилищной поли­тики — оградить от на­тиска нэпманов, возвра­тившихся из белогвардей­ских бегов буржуев, что­бы муниципализирован­ные дома были, огражде­ны от нетрудового эле­мента». Конкретным тре­бованием было - убрать все пивные из рабочих кварталов, провозглаша­лась «борьба пролетариа­та не только с политическими врагами рабочего класса, но и с карьериз­мом, волокитой, взяточ­ничеством, обнаглевшим пьянством, проституцией, нищенством».

В ряды ВКП(б) Банни­ков вступает в 1919 году. Он отмечает в автобиографии: «До этого време­ни с сентября 1917 годе по февраль 1618 года я причислял себя к анархо-коммунистам. С февраля с моим выступлением на Дутовский фронт я по­нял свою ошибку и пор­вал с анархизмом». К со­жалению, мы мало знаем об этом периоде жизни Банникова.

В сохранившемся парт­билете — отметки об уп­лате членских взносов: в 1927 году зарплата 183 рубля, в 1932 — 260, а ведь техники и инжене­ры в то время часто зарабатывали и свыше 300 рублей.

Из обстоятельного отчета о пребывании в Германии, куда организатор Уралмашиностроя выезжал в 1929 году, узнаем, что планировка немецких заводов (Круссенберг, Демаг) «не могла представлять для нас технического интере­са», т. к. почти все они «развились постепенно из маленьких мастерских», совершение непонятна была «царящая там скученность».

Удивление вызывало то, что «наряду с изготовлением крупных тяжелых машин делались такие пустяки, как… за­жигалки», что требовали потребности рынка. А что вызывало восхищение, так это постановка вну­тризаводского транспорта. Поражало уралмашиностроевцев и то, что на зачастую старом оборудо­вании выпускались прек­расные машины и станки при высокой производительности труда. Это бы­ло вызвано необходимо­стью развития экспорта, жесткой конкуренции. Очень полезным был и опыт работы, сильно специализированных кон­структорских бюро, децен­трализации производства, глубокая специализация отдельных производств.

Возвращаясь из Герма­нии, Банников проводил через границу, как ука­зывается в сохранившей­ся таможенной досмотро­вой росписи, то, что все­гда было дефицитом в на­шей стране: какао, кофе, шоколад в очень скром­ных количествах и еще куклу дочери Виллене.

Несмотря на постоян­ную занятость, Александр Петрович находил время и для сочинения стихов. Трогательны строчки, по­священные жене — Евге­нии Георгиевне:

«Но я душой всегда с тобой,

И часто в тишине ночной.

Стараюсь образ твой знакомый.

В мечтах создать перед собой...»

И дочери:

«Чуть лишь свет встает Виллена

И сейчас же за дела.

Надо знать ей очень много —

Хоть она совсем мала.

В фонде Евгении Георгиевны Банни­ковой много интересных документов. В 1924 году, когда Банников занимал должность председателя, Тагильского облисполко­ма, она, как жена ответ­ственного работника, по­лучила письмо от окружкома РКП. В нем дается жесткая классовая оцен­ка окружающего: «Всем нам приходится жить в обстановку НЭПа, близко соприкасаться с тем слоем буржуазии, который возрожден НЭПом. Наша задача — использовать этот слой буржуазии в своих целях, имеющих в виду переустройство всей жизни на новых началах».

Уже тогда, в 20-е годы, зарождались система при­вилегий: «выездные ло­шади с разряженным ку­чером, жены, увешанные драгоценными побрякуш­ками», лисицами, заказы­вающие шикарные ботин­ки... разгуливающие по рынку с прислугой», «мно­гие работники занимают чрезвычайно большие квартиры и вынуждены держать не по одной, а по две, три прислуги», В письме резко осуждаются «вечера-пирушки, сопро­вождаемые выпивкой, за­куской, пляской», взяточ­ничество и казнокрадство. Как видно из письма, тра­диционного партийного контроля было недоста­точно для соблюдения «интересов революции» и работники РКП считают необходимым и естествен­ным воздействие через семейные отношения, «Муж - голова, а жена — шея, куда хочу, туда и верчу» — говорит пос­ловица, так будьте же вы, жены ответственных работников, шеей, воро­чающей ваших мужей в сторону коммунистичес­кой этики в интересах рабочего класса, а не в сторону мещанско-обывательских настроений».

В небольшой коллекции Евгении Георгиевны до нас дошли билеты лотереи Всесоюзного общества зе­мельного устройства трудящихся евреев. В 1029 году выигрышами этой лотереи были: дом-квар­тира из 3-х комнат в лю­бом пункте СССР, поездка (1,5 мес.) в Америку (Нью-Йорк, Чикаго, Филадель­фия), поездка на: 1 месяц в Западную Европу, а также мотоциклы, приму­сы, американские вечные перья, радиоприемники со слуховыми трубками, ре­зиновые пальто и многое другое.

Сказочные герои, кук­лы, зверюшки смотрят с детских рисунков дочери Банникова — Лили, кото­рая умерла в возрасте 18 лет от той же болезни, что и отец, - белокровия,

29 июля 1990 года Банникову Александру Петро­вичу исполнилось бы 95.

И. Агеева, сотрудник музея истории Уралмашзавода

Агеева, И. «Я причислял себя к анархо - коммунистам….» / И. Агеева // Ритм.-1990.-3 августа.- С.2

Библиография:

1.Агеев, С. Он не был типично красным директором / С. Агеев // За тяжелое машиностроение.-2008.- 15-28 июля.- С.8

2.Анфимов, В. Н. Мемориал Александра Петровича Банникова / В. Н. Анфимов // Анфимов В. Н. История строительства Уралмаша.- Уралмашзавод, 1968.- С.111-115.

3.А. П. Банников. Он не был типично красным директором // Орджоникидзевский район: 75 лет.- Екатеринбург, 2010.- С. 28-29.

4.Банников Александр Петрович // Уральская историческая энциклопедия.- Екатеринбург, 1998.- С.67

5.Бусыгин, А. И. Первый директор / А. И. Бусыгин.- Свердловск: Сред.-Урал. кн. изд-во, 1977.-110 с. : ил.

6.Гущин, А. Он не был типичным красным директором // Неизвестный Уралмаш, 2003.- С.47-50.

7.Ергина, М. Беспризорник и всадник на белом коне / М. Ергина // Ритм.-1996.-30 июля.- С.4

8.Человек – не уравнение: [105 лет со дня рождения А. П. Банникова] // Ритм.-2000.-12 августа.- С.2

9.Шубинова, В. «Внимание! Мотор!»: [о съемках фильма «Первый директор»] / В. Шубинова // Ритм.-1993.-27 февр.- С.1

10.Якимов, Г. Строил, писал стихи / Г. Якимов // Ритм.-1998.-15 июля

11.Якимов, Г. Начертано на мраморе: [уточняем факты биографии А. П. Банникова] / Г. Якимов // Ритм.-1996.-19 июня.- С.2
Прикрепления: 9130722.jpg(145.1 Kb)
 
Форум » общее » Жизнь Замечательных Людей » Банников Александр Петрович 12.08.1895-13.04.1932
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

1Яндекс.Метрика1

Сделать бесплатный сайт с uCoz