Воскресенье, 22.07.2018, 07:35
Наш Уралмаш
Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас, Гость · RSS
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » общее » Жизнь Замечательных Людей » Анфимов Михаил Иванович
Анфимов Михаил Иванович
otkreyДата: Воскресенье, 06.03.2016, 10:36 | Сообщение # 1
Сержант
Группа: Администраторы
Сообщений: 30
Репутация: 0
Статус: Offline


Агеев, С. «Патриарх конструкторской школы».

25 сентября Россия отмечает День машиностроителя. Это наш, уралмашевский, праздник, ведь машины с маркой «УЗТМ» широко применяются в ключевых отраслях российской экономики: черной металлургии, авиационной промышленности, горнодобывающем и топливно-энергетическом комплексах.

А начинался их выпуск в 1930-е гг. в неимоверно сложных условиях.

КОГДА КАДРЫ РЕШАЛИ ВСЕ

Не сразу Уралмашзавод начал выпускать машины, соответствующие мировому уровню. Был и такой пери­од, когда казалось, что колоссальные средства, вложенные в завод, отдачу не дадут - в стране тогда катастрофи­чески не хватало квалифицированных специалистов и рабочих, способных проектировать и выпускать сложную технику. Достаточно сказать, что боль­шая часть специалистов относилась к так называемым практикам - то есть выходцам из рабочих, не имеющим систематического специального об­разования.

Но уже в 1935 г. руководство Уралмашзавода рапортовало Иосифу Сталину, Вячеславу Молотову и Серго Орджоникидзе, что предприятие освоило выпуск 64 типов машин. Уралмашевцы обещали освоить в 1936 г. выпуск еще 30 типов машин и работать без государственной дотации. И еще просили прекратить выдачу заказов капиталистическим фирмам на агломе­рационное, доменное и мартеновское оборудование, все существующие виды дробильно-размольного обо­рудования, кранов для металлургиче­ских заводов, блюминги и прокатные станы, тяжелое кузнечно-прессовое оборудование.

«Все эти виды оборудования, а также любые тяжелые машины, кото­рые могут потребоваться народному хозяйству нашей Родины, мы обязу­емся производить на Уралмашзаводе имени Серго Орджоникидзе», сказано в обращении к высшему руководству страны.

Какую-то роль в столь быстром освоении производства на Урал­машзаводе сыграли иностранные специалисты. Но их вклад не был решающим. Иностранцев было не так уж и много, да к тому же это были далеко не лучшие инженеры западных машиностроительных корпораций. Лучшие специалисты в такую глушь, как Свердловск, переезжать не жела­ли. К тому же при заключении контрак­тов со стороны Уралмашиностроя, а потом и Уралмашзавода, обращалось первоочередное внимание на полити­ческие убеждения иностранцев - на работу принимались, прежде всего, коммунисты или представители левых партий.

Несоизмеримо больший вклад в организацию производства на Урал­машзаводе внесли отечественные специалисты, те, кого наркомат тяже­лой промышленности командировал с крупных предприятий: «Красного путиловца», Коломенского и Харьков­ского паровозостроительных заводов, Ижорского завода, «Электросилы», «Мотовилихи». Именно на этих людей и легла основная тяжесть проблем становления производства.

И еще на Уралмашзавод по рас­поряжению Серго Орджоникидзе с 1931 г. направлялось немало выпуск­ников вузов и техникумов. Со време­нем многие из них стали крупными заводскими специалистами. Среди них - один из создателей уралмашевской конструкторской школы Михаил Анфимов.

ВОСХОЖДЕНИЕ

В 1961 г. Михаилу Ивановичу Анфимову была присуждена Ленинская премия (высшая награда СССР за до­стижения в области науки и техники) за создание в числе группы специалистов типового непрерывно-заготовочного стана 850/700/500. За всю историю завода только шестеро уралмашевцев стали лауреатами Ленинской премии, тогда как Сталинской и Государ­ственной премий удостоены свыше 130 человек.

Но до этой высокой награды у Михаила Анфимова был долгий путь, начавшийся 6 мая 1931 г., когда он появился на строительной площадке Уралмашзавода. Было ему тогда 26 лет, и он только что окончил Дне-продзержинский металлургический институт. Молодого специалиста принимал на работу сам управляющий Уралмашиностроем - легендарный Александр Банников.

О конструировании машин тогда речь еще не шла, надо было срочно монтировать оборудование в цехах. Так что свои первые три месяца на уральской земле Михаил Анфимов отработал электромехаником, благо до поступления в вуз окончил Ленинградский электротехнический техникум.

Потом Анфимову доверили проектирование каркасов кузнечно - прессового цеха и цеха 1 - это тоже была первоочередная задача. Как и в все, он работал до изнеможения и радовался каждой поднятой металлической колонне, каждой уложенной ферме. Но в декабре 1933 г. произошел страшный пожар в кузнечно - прессовом, моментально уничтоживший все, что было создано ценой огромных усилий.

Уже через день Михаил Анфимов й возглавил группу специалистов, которой поручили восстановление цеха.

И только в конце 1934 г. он начинает работать по специальности, в бюро с прокатного оборудования, где ему поручили заняться редукторами - простыми на первый взгляд устройствами, но с высокой интеллектуальной co­ставляющей.

Собственно, с того же 1934 г. фактически и начинается история проектирования оборудования кон­структорами Уралмашзавода. До этого некие высокие руководители полагали, что УЗТМ конструкторская служба не нужна, пусть уралмашевцы делают оборудование по чужим за чертежам или эскизируют детали техники, поступающей в СССР по импорту. Но тут разразился скандал с изготовлением прокатного стана для Верх-Исетского завода, чертежи которого отличались не только низким качеством. Когда стан с превеликими трудностями наконец изготовили, вы­яснилось, что сама его конструкция является безнадежно отсталой и не соответствующей современным тре­бованиям металлургов.

Вот тогда, в 1934 г., задача созда­ния крепкой конструкторской службы и стала первоочередной для завода. Численность конструкторского от­дела довели до 199 человек, в нем появились подразделения металлур­гического, горно-обогатительного и прессового оборудования, бюро про­катных устройств; создавалось бюро экскаваторостроения.

В бюро прокатных устройств ра­ботало тогда 40 человек, именно им и предстояло понять принципы про­ектирования этого сложнейшего обо­рудования. Прокатные станы должны работать десятилетиями, поэтому очень важно, чтобы конструкторы при­нимали самые передовые решения, которые не должны утрачивать своей значимости на протяжении длитель­ного времени. Для этого нужен был опыт, которого у молодых советских инженеров еще не было.

Но такой опыт был у конструкто­ров германских машиностроительных заводов. Туда и направили в 1935 г. в трехмесячную командировку группу специалистов с Уралмашзавода. В нее включили и Михаила Анфимова.

Командировка эта была тяжелой - в Германии уже правили нацисты, которым вовсе не нужна была сильная промышленность СССР. Поэтому воз­никало много препятствий при пере­движении по стране, в допусках на предприятия. Были негласные посто­янные обыски в гостиничных номерах, что замечал и сам Михаил Анфимов. Хорошим подспорьем для него оказа­лось знание немецкого языка, которым он владел настолько, что в услугах переводчиков не нуждался, мог напря­мую общаться с немецкими коллегами по вопросам редукторостроения.

Польза от этой командировки для уралмашевцев была колоссальной. Ведь одно дело - справочники, тех­нические журналы, научные конфе­ренции. И совсем другое - реальное производство, общение с коллегами. Перед Великой Отечественной войной Уралмашзавод в части производства прокатного оборудования находился уже на уровне лучших мировых машиностроительных компаний, Советский Союз вошел в четверку стран, выпускающих такую продукцию (наряду с США, Великобританией Германией).

В жизни нередко бывают случаи, когда ученик быстро обгоняет своего учителя. Так случилось и с уралмашевскими конструкторами: в 1940 по их проекту был изготовлен блюминг 1150 и непрерывно-заготовочный стан 720 для «Магнитки» - более производительные и надежные, чем изделия их германских коллег, ранее установленные там. И когда началась война, на уралмашевском блюминге магнитогорские металлурги некоторое время катали толстый броневой лист - другого варианта просто не было, поскольку броневой прокатный стан, эвакуированный из Жданова (теперь г. Мариуполь), невозможно было сходу вписать в производственный процесс.

Прокатка толстой брони на блюминге - единственный подобный случай в мировой практике, Это стало возможно исключительно благодаря качественному проекту блюминга, в который конструкторы заложили максимальную надежность.

Была перед войной у Михаила Анфимова, в то время главного конструктора по редукторному оборудованию, еще одна очень ответственная загранкомандировка от одного из наркоматов - в Великобританию. Ему доверили приемку приводов для подводных лодок, эсминцев, крейсеров. Доверие к уралмашевскому специалисту было настолько велико, что его даже назначили руководителем группы приемщиков. В Англии Михаил Иванович провел 15 месяцев, при этом значительную часть своих командировочных средств потратил на изучение английского языка, а потом еще истории Англии и ее литературы. Помогал ему в этом преподаватель одного из английских университетов, услуги которого стоили немало.

А когда началась война, Михаил Анфимов возглавил бюро общего машиностроения, которое занималось механизацией производственных процессов в заводских цехах, прежде всего, металлургических. Начинали практически с нуля, так как никакой механизации у тех же литейщиков не было вообще. А войну Уралмашзавод закончил уже с поточными линиями, и производительность труда у литей­щиков, выпускавших тогда в основном литые танковые детали, возросла в несколько раз.

ТВОРЕЦ РЕДУКТОРОВ

А потом был взлет прокатостроения. Уралмашзавод ежегодно изготав­ливал по нескольку прокатных станов, да еще каких! Подсчитано, что при участии Михаила Анфимова их было спроектировано свыше 50. Одно время в его бюро работало до 100 человек. Несколько раз он исполнял обязан­ности главного конструктора индиви­дуального машиностроения. И если бы не был беспартийным, он мог бы, несомненно, занять и более высокую, чем начальник бюро, должность. Но в партию Анфимов так и не вступил, хотя предлагали это ему неоднократно.

За 55 лет своей работы на Уралмашзаводе Михаил Анфимов про­ектировал не только прокатное обо­рудование. Привод - узел любой машины, поэтому Анфимову доводи­лось проектировать приводы буровых установок, шагающих экскаваторов, крупных цементных мельниц, МНЛЗ. И везде чувствовался почерк самого Анфимова - в основу конструкций редукторов закладывались прежде всего надежность и долговечность. Специалисты не припомнят случая, чтобы на уралмашевских машинах когда-либо возникали проблемы с приводами.

У Михаила Ивановича были сотни учеников. Один из них - Владимир Николаевич Бобров, у которого тоже свой характерный почерк - его редук­торы мало того что надежны, они еще и малогабаритны. О своем наставнике - Михаиле Ивановиче - он готов рас­сказывать часами.

- Ни один проект наш руково­дитель даже не рассматривал без обстоятельных расчетов. Многие считали, что это излишний педантизм, но иначе ведь нельзя, - утверждает Владимир Николаевич. - А как он радовался нашим успехам! Если нам удавалось решить сложную задачу, он никогда не шел сам с докладом к главному конструктору прокатного обо­рудования Георгию Химичу, а посылал к нему непосредственных исполни­телей. И потом, когда они получали похвалу от главного, просто светился от радости!

По словам Владимира Боброва, его руководитель был очень выдержан­ным и интеллигентным человеком:

- У него было одно-единственное бранное слово, но употреблял он его крайне редко, только когда был кем-то недоволен в самой крайней степени. И знаете какое? «Милейший»!

Вклад Михаила Ивановича Ан­фимова в создание уралмашевской конструкторской школы переоценить невозможно. И не только уралма­шевской. Он скончался в 1998 г., но фамилия Анфимов до сих пор на слуху у студентов и конструкторов-машиностроителей. Знают ее, прежде всего, благодаря многочисленным кни­гам Михаила Ивановича по принципам конструирования редукторов и зуб­чатых зацеплений, многочисленным публикациям в изданиях «Конструкции машин», «Приводы машин», «Сталь», «Детали машин», «Инженерное дело». Все еще высоко ценится его альбом «Редукторы. Конструкции и расчет», снабженный чертежами, графиками, схемами. Этот плод многолетнего труда Михаила Ивановича был издан в 1956 г., затем было несколько пере­изданий в СССР. Издавался этот труд также в Китае и Японии.

Таким, как Михаил Анфимов, на­верное, и должен быть настоящий ма­шиностроитель: человеком, искренно увлеченным своим делом, умением создавать машины на основе точных расчетов, да еще и с перспективой их успешной эксплуатации с первого дня после пуска.

Сергей Агеев.

Агеев, С. Патриарх конструкторской службы / С. Агеев // За тяжелое машиностроение.- 2011.- 1-15 сентября.- С. 7
Прикрепления: 4618369.jpg(12.2 Kb) · 1100233.jpg(20.8 Kb)
 
Форум » общее » Жизнь Замечательных Людей » Анфимов Михаил Иванович
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

1Яндекс.Метрика1

Сделать бесплатный сайт с uCoz