Вторник, 22.05.2018, 01:23
Наш Уралмаш
Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас, Гость · RSS
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » общее » Жизнь Замечательных Людей » Анфимов Виктор Николаевич
Анфимов Виктор Николаевич
otkreyДата: Воскресенье, 06.03.2016, 10:29 | Сообщение # 1
Сержант
Группа: Администраторы
Сообщений: 30
Репутация: 0
Статус: Offline
Агеев С. «Первостроитель»

ДОМИК С ВЕРАНДОЙ

У Антона Павловича Чехова есть замечательный рассказ - «Дом с мезонином», объединяющий три темы: любви, труда и народа. Эти же темы напрашиваются в рассказ об обитателях маленького домика, построенного Виктором Николаевичем Анфимовым 1944 г.

Сейчас улица, где стоит этот дом, встраивается современными домами. Новые красивые многоэтажки поднимаются на месте «частного сектора», и в домики, что еще не снесли, смотрят, а улицу печально и обреченно, дожидаясь своей неизбежной участи.

По своим размерам дом Анфимовых ничуть не выделяется из общего яда. Но все же есть у него отличительная особенность - большая веранда непривычной для Урала конструкции и декора. Сам Виктор Николаевич называл ее «арзамасской», именно в Арзамасе прошла его юность, там он учился в реальном училище.

Семья должна жить в своем доме, не в казенной квартире, - так, видимо, полагал Виктор Николаевич. Человек, должен трудиться на земле, вкушать продукты своего труда. Так было в семье его родителей. Отец Виктора Николаевича был священником, мать тоже происходила из духовного сословия. Ее девичья фамилия - Цветаева, род этот дал России не только много |деревенских батюшек, но и знаменн­ую поэтессу, Марину Цветаеву.

В отличие от многих других, Виктор Николаевич своего «поповского», озорного, по советским меркам, разумеется, происхождения не скрывал, в анкетах писал правду: «отец - священник».

Род Анфимовых - древний. Родословную свою его представители ведут от лейб-гвардейца Никифорa Анфимова, который в ночь на 1 (23) марта 1801 г. стоял на часах в Михайловском замке у апартаментов императора Павла I. В ту самую ночь, когда был задушен тиран. Позже Никифор участвовал в Отечественной войне 1812 г., был ранен в сражении под Малоярославцем.

В 1926 г. по обоюдной любви Виктор Анфимов обвенчался с Лидией Лешерн. По семейному преданию, денег у молодоженов было очень мало, кое-как нашли священника, согласившегося совершить обряд за мизерную плату. В Томске Виктор Анфимов окончил три курса технологического института, больше не получилось - нужны были средства на содержание семьи.

Жену свою Виктор Николаевич называл только Лидушкой. Сохранилась тетрадка стихов, на которой Виктор Николаевич сделал надпись: «Лидушкины стихи». Он пережил жену больше чем на 20 лет. После ее смерти каждый год в его дневнике открывался записью: «Один год без мамочки», «Два года без мамочки» «Уже четыре года без мамочки»...

Анфимовы воспитали двоих за­мечательных детей. Старшая дочь Ирина преподавала русский язык и литературу в школе №22, сын Лев стал ученым-геологом, профессором Свердловского горного института.

Виктор Николаевич был настоящим интеллигентом, безупречно воспитанным человеком. В связи с этим уместно вспомнить слова одного из героев рассказа Чехова «Дом с мезонином»:

- Хорошее воспитание не в том, что ты не прольешь соуса на скатерть, а в том, что ты не заметишь, если это сделает кто-нибудь другой.

Именно таким он и был - деликат­ным, даже в жарких спорах никогда не унижал оппонентов. Многие отмечали еще одну замечательную особенность Виктора Николаевича, необычную для мужчин конца XX столетия: ему было уже за 80, но он никогда не садился, если хотя бы одна женщина еще стояла. Он был очень начитан, переписывался со знаменитым писателем Викентием Вересаевым. В одной из его уралмашевских характеристик среди стандартных канцелярских фраз, неожиданная строчка: «хорошо знает классическую и современную художественную литературу»- его образованность, интеллигентность всегда производили большое впечат­ление на окружающих.

ЯБЛОНЕВЫЙ САД

«Вся Россия - наш сад», - утверж­дал Антон Павлович Чехов. Для него разрушение старого помещичьего вишневого сада символизировало ломку России, начало эпохи больших перемен.

А для Виктора Николаевича, соз­дававшего свой яблоневый сад, он был символом возрождения, поворотом к нормальной жизни после всех по­трясений в стране, отразившихся и на нем, и на его родственниках.

- Когда речь заходит о Викторе Николаевиче, всегда вспоминаешь дивный аромат его яблоневого сада,- вспоминает Нина Обухова, ранее работавшая заведующей фондами му­зея Истории Уралмашзавода. - Виктор Николаевич был одним из создателей музея, неизменным членом его обще­ственного совета. В музее он никогда не появлялся без какого-нибудь сюр­приза, как правило, созданного его же руками. Начиная с августа, это были яблоки. Они были чудесные - полупро­зрачные, медового вкуса.

Сад семьи Анфимовых до сих пор помнят многие. Виктор Николаевич и Лидия Павловна с удовольствием при­нимали у себя многочисленных гостей: соседей, коллег по работе, приятелей своих детей. Угощали их вареньями-соленьями собственного изготовления и домашними настойками. Сам Виктор Николаевич почти не пил, позволял себе только маленькую рюмочку, но гостей потчевал от всей души.

Сад удивлял не только обилием яблоневых деревьев. Росла в нем и вишня, но необычайная для Урала - пенсильванская. А еще там были сибирский бамбук, маньчжурский орех, серебристая ель, жасмин, фундук, стелющаяся айва, жасмин... Между прочим, даже яблони в то время на приусадебных участках были редко­стью, на Урале они вымерзали, так как районированных сортов еще не вывели.

Была у Виктора Николаевича мечта - весь поселок Уралмаш пре­вратить в огромный цветущий сад. Первую уралмашевскую улицу он так и хотел назвать - Садовой. По его задумке, она должна была на всем своем протяжении представлять бульвар, посередине которого растут ряды кустарников и деревьев. Как он говорил, «своего рода северный сад». Проект удалось реализовать только частично: высадили ясени, акации. Со временем бульвар огородили красивыми чугунными решетками. Но «северного сада» не получилось, ведь за насаждениями надо еще и ухаживать! Да и улицу еще до войны назвали иначе Кировградской.

Но все-таки во многом благодаря Виктору Николаевичу Анфимову Уралмаш изначально отличался других районов города своими газонами, скверами. Его так и называли - «зеленый Уралмаш». Завод закупал для соцгорода в Поволжье саженцы лип, кленов, дубков. Высаживались и уральские березки.

РАСПЛЯСАЛИСЬ, РАЗГУЛЯЛИСЬ БЕСЫ ПО РОССИИ ВДОЛЬ И ПОПЕРЕК

С автором этих строк, Максимилианом Волошиным, Виктор Анфимов познакомился вскоре после знаменитого Крымского землетрясения в сентябре 1927 г.

Поэт и художник был человеком твердых принципов, главный из которых - свобода личности. Поэтому до революции он скрывал у себя в дом революционеров, а после революции - контрреволюционеров. В большевистские идеалы Волошин нисколько не верил:

Вчерашний раб, усталый от свободы –

Возропщет, требуя цепей.

Построит вновь казармы и остроги,

Воздвигнет сломанный престол,

А сам уйдет молчать в свои берлоги,

Работать на полях, как вол.

Как только это стихотворение было публиковано, началась травля автора. Причем травили его все кому не лень, даже неграмотные соседи.

Во время землетрясения дом опального поэта и художника Макси­милиана Волошина дал трещины, и тот обратился к строителям железнодо­рожного моста (а прорабом на стройке был Виктор Николаевич) с просьбой - нельзя ли что-нибудь сделать.

Вскоре под руководством Виктора Анфимова знаменитый дом Волошина в Коктебеле был укреплен бетонной стяжкой. Рассказывают, что по окон­чании работ поэт произнес:

- Отныне в этот дом никогда не войдет враг!

Самое интересное, что враг, если таковым считать солдат немецко-фашистской армии, действительно в этот дом не вошел. В Великую Отече­ственную войну солдаты вермахта почему-то предпочли квартировать во флигелях и разных хозяйственных по­стройках, но не в доме к тому времени уже покойного поэта. Этот дом стоит и сейчас, в нем музей Максимилиана Волошина.

Вроде бы эта история характери­зует Виктора Николаевича Анфимова лишь как хорошего строителя. Но дело еще и в том, что общаться с опальными людьми было опасно. Тестя Виктора Николаевича за несколько лет до того арестовали по доносу соседей за то, что он читал на крыльце газету (мало ли что в ней написано!), а жена его разговаривала с детьми «не по- нашенски». Правда, из тюрьмы его вскоре выпустили, поскольку чекисты не докопались до главного: он был не просто инженер-путеец Лешерн, а Ле-шерн фон Герцфельд, потомственный дворянин.

Отношения Анфимова с Волоши­ным продолжались до самой смерти поэта и художника. А когда, наконец, сняли табу с имени Максимилиана Во­лошина, Виктор Николаевич попытался помочь дому-музею в создании экспо­зиции. Наивный человек, он отправил несколько подлинных акварелей по почте, и был страшно удивлен, когда посылка «затерялась».

ЗЛОУМЫШЛЕННИК ПОНЕВОЛЕ

Виктор Николаевич сам о себе говорил, что он не из храбрых людей, даже трусоват. Но однажды он совер­шил поступок, который характеризует его совершенно иначе.

В 1934 г. состоялся суд над уралмашевцами, членами, так называемой контрреволюционной террористиче­ской организации. Для «веса» во главе группы заговорщиков организаторы процесса поставили уже покойного к тому времени главного инженера проекта и главного инженера строи­тельства завода Владимира Фидлера. Приговор суда был суров: одних - рас­стрелять, других - надолго посадить. А заводская общественность постанови­ла выбросить урну с прахом Фидлера из усыпальницы, что была воздвигнута на том месте, где сейчас стоит памят­ник Орджоникидзе. Так бы оно и было, если бы не Виктор Анфимов. Ночью он вскрыл усыпальницу и унес урну с прахом Фидлера на дровяной склад УЖКХ. Там она и пролежала до середины 1950-х гг., пока все осужденные не были реабилитированы. Иначе он по­ступить не мог - совесть не позволяла сидеть, сложа руки, когда творится такое кощунство.

А ведь он реально рисковал, и здо­рово рисковал! Урну искали не только общественники, но и «органы». И если бы открылось, кто ее похитил, нашли бы, за что посадить беспартийного сына священника.

Кстати, в коммунистическую пар­тию он так и не вступил, несмотря на все уговоры, порой весьма жесткие.

- Я не достоин, быть членом пар­тии, - спокойно говорил он.

Это был вызов системе, но ничего с ним нельзя было поделать - никто лучше, чем он, не знал инженерные коммуникации поселка. И даже когда Виктор Николаевич вышел на пенсию, его могли среди ночи поднять с по­стели:

- Прорвало трубу! Отключилась электроэнергия! Что посоветуете?

Бывший главный инженер УЖКХ воспринимал такие ночные консуль­тации как должное, никогда и никому не отказывал. Более того, обязательно подсказывал, где, по его мнению, мо­жет произойти еще авария.

Он вообще не мог сидеть без дела. Уже, будучи пенсионером, Виктор Анфимов стал членом общественного совета музея Истории Уралмашзавода и активно работал в нем до самой кончины. По собственным дневникам которые вел всю жизнь, он написал историю каждой улицы Уралмаша, каждого дома. Получился фундаментальный труд «Соцгород Уральского завода тяжелого машиностроения» который, Виктор Анфимов передал заводскому музею. Фактически им сохранен для потомков интереснейший раздел истории района, который, принципе, невозможно подготовить по архивным документам. Отрадно, что фондах заводского музея это наиболее востребованный исследователями материал - с ним ознакомились тысячи специалистов, на его основе школьниками и студентами подготовлено множество рефератов, курсовых работ. Многие учащиеся именно благодаря этому труду всерьез заинтересовались краеведением, сами начали проводить исследовательские работы.

Время бежит вперед, и кто знает, может быть, Виктор Николаевич, если бы дожил до сегодняшних дней, радовался, что на месте тех домиков, которые строили уралмашевцы сороковые годы прошлого столетия, возводятся комфортабельные многоэтажные дома. В общем-то, это и есть продолжение того, чему он посвятил всю свою жизнь, - созданию города, в котором легко и радостно жить.

Агеев С. Первостроитель: к 110-й годовщине со дня рождения Виктора Николаевича Анфимова (1900-1991) / С. Агеев // За тяжелое машиностроение. - 2010.-3-18 февраля. - С.7

Ергина, М. «И дольше века длится жизнь»

«В тяге, какую испытываешь к чело­веку, уже прошедшему по земле, всегда есть тайна, и неслышный диалог идет через годы...».

Не помню, кому из великих принадлежит эта фраза. Знаю, она — из прошлого века. Но сов­ременна и сейчас. Ее можно отнести ко многим ве­теранам Уралмаша. К тем, кто уже прошел свой зем­ной путь, но оставил потомкам незабываемую память о себе и событиях нашего двадцатого века.

Воскресить эту память помогают работники музея истории Уралмашзавода. С недавнего вре­мени у них стало правилом организовывать выставки из фондов музея о людях Уралмаша. Уже прошли первые две. Очередная посвящена Виктору Николаеви­чу Анфимову.

Он — ровесник века, родился в 1900 году. А в 1991 году его не стало. Немного не дожил до ста. Бывают невосполнимые утраты. Это — о нем. Анфимов — лич­ность уникальная и в чем-то легендарная. Свою жизнь он связал с Уралмашем в тридцатых годах, и она вся прошла в больших трудах на благо родного завода и его людей. Было у него и любимое увлечение. Он стал, можно сказать, летописцем. Глубоко взволнованный грандиозной для того времени стройкой Уралмаша и активный ее участник, Анфимов начал вести записи о важнейших событиях.

«Благодаря его дневникам и любительским фотогра­фиям наш музей практически является единственным хранителем документов истории «отца заводов», -говорят сегодня работники музея. И они правы.

С 1929 года идут записи. Сначала — о возведении первого поселка строителей Уралмаша. Позже — о растущем соцгороде. С участием Виктора Николаевича как инженера и руководителя строились дома, озеленялись улицы, был организован парк отдыха уралмашевцев - Летний сад.

Под стеклами витрин музея лежат его труды: «Соцгород Уральского завода тяжелого машиностроения», «Проекты небольших жилых построек» и другие. Тут же — редчайшая карта 1927 года — плана местнос­ти под строительство Уралмаша. Это карта — со зна­ком Розы ветров в Свердловске, с указанием дорог, лесных массивов, с очертаниями озера Шувакиш...

Невозможно без какого-то особого трепетного любопытства смотреть на личный пригласитель­ный билет В. Н. Анфимову па торжества, посвящен­ные пуску Уралмаша.

На билете дата — 1933 год. На корочке — фотопа­норама завода того времени. На развороте своего рода отчет первостроителей-уралмашевцев к этому празд­ничному событию;

«Изготовлено металлоконструкции 20.710 тонн.

Смонтировано станков — 817 штук.

Сдано в эксплуатацию жилой площади — 182 680 квадратных метров...».

На этой выставке немало и других интереснейших исторических документов. Например, учетный билет за № 2949 специалиста, выданный Анфимову в 1930 году. Такие билеты тогда имели все инженеры и дру­гие специалисты, строящие Уралмаш. А вот сделанная Виктором Николаевичем фотография: цирк на Уралмашинострое. Был, действовал такой цирк и охотно посещался нашими прадедами, дедами, их женами и детьми.

Кстати, фотографий, сделанных Анфимовым и его друзьями в разные годы, в музее множество. Виктор Николаевич даже распределил их по сериям. Загля­нем в фотоальбом серии «Соцгород, 30-е годы». Вот улица Культуры... с единственным домом, других еще не было. Вот аллея Летнего сада с красивыми ажур­ными арками. Вот — заводской стадион и его глав­ная зеленая аллея, выравненная, как по линейке, с побеленными стволами деревьев. Еще одна аллея — на улице Кировградской.

Кстати, не удивительно, что на фотографиях немало парков, аллей. Ведь Виктора Николаевича можно наз­вать одним из главных озеленителей Уралмаша. Он мечтал сделать завод и поселок городом-садом. Помни­те: «Я знаю — город будет. Я знаю — саду цвесть...». Анфимов ездил в разные города за саженцами редких деревьев. И па наших улицах появились дубы, грабы, различные виды сирени, акации. К сожалению, их поз­же безжалостно вырубили. Даже дерево грецкого оре­ха выросло на нашем гористом уральском хребте и заплодоносило. Оно посажено лично Анфимовым и остается, пожалуй, единственным в нынешнем Екате­ринбурге.

Не многие знают, что именно этот человек был в те годы инициатором закладки питомника редких деревь­ев, которые потом пересаживали на улицы. И такой питомник создали на берегу Шувакиша. Сегодня — это любимейшее место отдыха уралмашевцев среди еще ос­тавшихся посадок тех лет.

Откроем еще один фотоальбом. Он посвящен за­водской конной базе. Была такая. Фотографии от­носятся к 1936—38 годам. Какие красавицы лошади на снимках, а какие у них имена: Мираж, Коханка, Басмач, Белоглазка, Анюта... База располагала племен­ными рысаками, нередко победителями на многих скач­ках. Их обслуживали, о них заботились умелые люди. Они тоже на снимках. Все — стахановцы. Тогда это звание говорило о высоком профессионализме.

Сохранились и документы более позднего времени. Заглянем в фотоальбом В. Н. Анфимова 1944 года «Молодежные интернаты». Один такой интернат был расположен в половине знаменитого «Мадрида» (ны­нешние школьники, наверно, не знают, что так называ­ли их деды здание на перекрестке улиц Машинострои­телей и Культуры, в котором сейчас находятся книж­ный магазин и аптека). Па снимках: чистые комнаты; девушки занимаются в кружке сандружинниц; учатся кройке и шитью; в кабинете врача; в прачечной; в сапожной мастерской; в биллиардной; в красном угол­ке; на занятиях кружка песни и пляски... И все это су­ществовало, несмотря на войну, на ее трудности и стра­дания, которые она принесла.

Спасибо Виктору Николаевичу за то, что сох­ранил нам на память свои дневники и альбомы. Но не только за них. В. Н. Анфимов во многом был человеком незаурядным. Может быть, поэтому судьба по­дарила ему встречи с интереснейшими людьми.

Еще в юности в родном своем городе Арзамасе он учился в одном училище с А. Голиковым (будущим детским писателем А. Гайдаром, автором книг «Голу­бая чашка», «Тимур и его команда» и других). Позже, после окончания Томского технологического институ­та, Анфимов работал в Крыму. В знаменитом Коктебе­ле встретился и подружился с писателем Максимилиа­ном Волошиным и его женой. Их дом на побережье Черного моря пострадал после землетрясения. Волоши­ны попросили молодого друга, дипломированного инже­нера и строителя Виктора Анфимова помочь в реставра­ции, что он и сделал от всей души.

Эта дружба продолжалась и после отъезда Анфимо­ва на Урал. Были письма. Позже Виктор Николаевич побывал на могиле М. Волошина, сфотографировал ее и дом писателя. Снимки сохранились в семейном архиве.

Довольно долго В. Н. Анфимов поддерживал дру­жескую переписку и с писателем В. Вересаевым.

Такими друзьями можно гордиться. И не только гор­диться. Вспомним пословицу: «Скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты». Она тем более кстати, что и Виктор Николаевич тоже обладал даром творчества. А значит - неравнодушия, любви к людям, мечтой о прекрасном будущем. А мечтая - о процветающем Уралмаше. Его любил. Не удивительно, что уже в зре­лые годы посвятил ему свои стихи:

Только увижу родной Уралмаш,

Так бы часами я все любовался,

Глядя на город разросшийся наш.

Здесь вот когда-то, лет 30 назад, Был всюду лес, пролегали дороги,

Были, наверно, медвежьи берлоги,

Даже сохатый гулял, говорят.

Все это было лет 30 назад.

а теперь вместо леса — бульвары,

Скверы, дома, стадион...

Ночью сверкают машинные фары,

Люди выходят гулять на балкон.

Вот эти улицы, скверы, сады

Мы разводили, мы насадили.

Наши положены были труды

Здесь, когда город мы свой возводили.

Вот почему все во мне заиграет,

Только увижу я свой Уралмаш.

Лучше, чем дома, нигде не бывает.

Кажется, жизнь за него всю отдашь!

Профессионалы могут придраться, мол, не всегда удачна рифма и вообще много восторга. Но ни­кто не может сказать, что нет в этом, пусть несовер­шенном, стихотворении подлинного большого и благородного чувства громадной любви к Уралу, к Уралмашу, к уралмашевцам разных поколений. А это, по­жалуй, ценнее самых совершенных, но бездушных рифм.

Работники заводского музея немало потрудились, собирая материалы для этой выставки — всего об одном человеке. В данном случае о В. Н. Ан-фимове. В их фондах оказался и большой, выполнен­ный в красках портрет Виктора Николаевича. Его на­рисовал в 1983 году художник В. Бушуев. Портрет предназначался для картинной галереи Уралмаша. Были планы, увы, не осуществленные, о ее создании. То, что успели сделать художники, хранилось в подвалах зда­ния старого Дворца культуры. И... однажды, во время одной из аварий было затоплено. Немногое удалось спасти, в том числе портреты Анфимова и Героя Совет­ского Союза Оболдина. Первый сейчас в музее, и ока­зался весьма кстати на этой выставке. Второй передан семье героя.

Немало лет Виктор Николаевич работал главным инженером управления жилищно-комму­нального хозяйства Уралмаша. Люди этой службы, помнящие его, отзываются о нем, как о человеке весь­ма мягком, чутком, совестливом, «не терпящем излиш­него кровообращения, вызываемого стрессами», — как они образно выразились. Он умел ликвидировать пли сглаживать «острые углы» взаимоотношений, смягчать стрессовые ситуации, успокаивать, убеждать. Человек доброжелательный, с врожденными принципами добра, любви, внимания к людям, он нес им свою положитель­ную энергию. И получал ответную любовь, уважение. Это ли не пример достойной жизни.

Осмотрев выставку, посвященную В. Н. Анфимову, дорогой читатель, не пожалейте времени — пройдитесь и по другим залам музея. А по­том загляните в книгу отзывов посетителей. Здесь вы тоже найдете немало интересного. Для примера приве­ду одну запись из этой книги:

«Большое спасибо за возможность походить по му­зею Уралмаша. Для моей второй книги по индустриа­лизации СССР в 30—40-е годы много интересного. Экспозиции воодушевляют для дальнейших исследова­ний. Одного посещения недостаточно. Считаю — надо повторно смотреть все…

Л. Самуэльсон, доктор исторических наук август 1996 года.

А о таких людях, как В. Н. Анфимов, труд которых из прошлого перешел в будущее, можно сказать: и дольше века длится - жизнь!..

Ергина, М. И дольше века длится жизнь / М. Ергина // Ритм.-1996.-30 октября.- С.3

Яковлева, Л. «И знал он - город будет».

«Все эти улицы, скверы, сады

Мы разводили, мы насаждали,

Наши положены были труды

Здесь, когда город мы свой поднимали.

Вот почему все во мне заиграет,

Только увижу я свой Уралмаш,

Лучше, чем дома, нигде не бывает,

Кажется, жизнь за него всю отдашь!».

В. Анфимов.

Этими, пусть не очень совершенными, но искренними строками открываются трехтомные рукописные сочине­ния «Соцгород Уральского завода тяжелого машино­строения 1929—1975 гг.». Их автор — Виктор Николае­вич Анфимов, бывший работник проектного отдела «Уралмашиностроя», бывший главный инженер УЖКХ. Сегодня ему бы исполнилось 100 лет. И хотя давно нет на свете этого интеллигентнейшего очаровательного че­ловека, память о нем до сих пор греет душу.

Свои дневниковые записи Виктор Николаевич вел на протяжении сорока лет. Они и легли в основу воспоминаний, которые были в свое время подарены им музею истории Уралмашзавода, УЖКХ и парткому УЗТМ.

На протяжении многих лет как истинный патриот он собирал всю информацию о родном предприятии, начиная с момента его строительства: это бесценные по своей значимости цифры, факты, фотографии. И ценность этого материала растет год от года, ведь в живых его сверстников фактически нет. Лишь на фотографиях, да в рукописях они остались навечно прекрасными и моло­дыми,

И не будь этой «самописной» анфимовской истории развития соцгорода начиная с 1929 года, откуда бы узнали современные молодые люди, каким был, с чего начинался Уралмаш?

Работников музея истории Уралмашзавода радует то, что старшеклассники района интересуются историей до­мов и улиц своей малой родины. Документы Анфимова сегодня не пылятся на полках. По ним школьники пи­шут свои сочинения и реферату, ищут в них ответы на заковыристые вопросы по истории УЗТМ для виктори­ны «Колесо истории».

Во второй половине февраля в уралмашевском музее пройдут юбилейные Анфимовские чтения, на которых школьники района будут защищать рефераты по истории развития соцгорода.

Дополнительно к постоянной экспозиции к 100-летию со дня рождения В. Н. Анфимова открыт еще один праздничный раздел. Так отмечает Уралмаш вклад в свое развитие этого незаурядного человека.

Виктор Николаевич родился и вырос в Ар­замасе. Уже в детстве ему выпало счастье учить­ся в одном училище с будущим знаменитым детским писателем Аркадием Голиковым (Гайдаром).

После окончания Томского технологического институ­та он попадает в 1929 году на работу в проектный от­дел «Уралмашииностроя» и не куда-нибудь, а в группу известного в 30-е годы архитектора Павла Оранского. О работе группы в эти годы он пишет в своих воспоми­наниях с большим упоением.

В Коктебеле, В. Н. Анфимов встречался и дружил с семьей художника и поэта М. Волошина и даже участ­вовал в реставрации его дома, где сейчас расположен музей.

Виктор Николаевич был знаком и поддерживал дру­жескую переписку с писателем В. Вересаевым.

Общаться с ним (й я знаю это не по рассказам дру­гих, а по личному опыту) было чрезвычайно приятно. Виктор Николаевич охотно писал для уралмашевской газеты материалы по истории УЗТМ и даже получил за это в свое время звание почетного рабкора.

Он никогда ни о ком не говорил плохо, а если и видел в человеке недостатки, то пытался найти им объяснение: «Вы знаете, он такой грубый от того, что у него работа нервная!» или что-то еще в таком же роде. Умел при­ласкать, успокоить, разговорить любого человека.

У него были сердечные отношения в семье. Его жена, как и он сам, писала стихи, а дочка всю жизнь прора­ботала в школе № 22. Их дом с садом, любовно взра­щенным всей семьей, удивлял всех необычными экзем­плярами деревьев, включая грецкий орех.

Любовь к красивому — также одна из анфимовских черт характера. Работая в УЖКХ, он был одним из главных инициаторов создания аллей, скверов, парков, в которых до сих пор растут посаженные его современ­никами липы, дубы, клены…

Была у него в молодости такая мечта — создать на Уралмаше город-сад. Не все сложилось и получилось так, как хотелось. И все-таки он оставил о себе добрую память: в строчках стихов, воспоминаний, в музейных документах. А пока человека помнят, он живет!

Любовь Яковлева

Яковлева, Л. И знал он - город будет! / Л. Яковлева // Ритм.-2000.-10 февр.- С.3
Прикрепления: 1630295.jpg(133.2 Kb)
 
Форум » общее » Жизнь Замечательных Людей » Анфимов Виктор Николаевич
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

1Яндекс.Метрика1

Сделать бесплатный сайт с uCoz